Мужское это дело: томский ученый о «ведьминых мётлах» и нежных азалиях



В давние времена садовниками преимущественно были мужчины. В современном мире цветоводство считается женским занятием. Но и среди представителей сильного пола есть прирожденные ботаники, способные любоваться и восхищаться растениями, холить и лелеять их, а также изучать и создавать новые сорта. Накануне 23 февраля редакция tvtomsk.ru поговорила с и.о. директора Сибирского ботанического сада ТГУ, канд. биол. наук Михаилом Ямбуровым о корнях его любви к флоре и о цветах, к которым он неравнодушен.

— Михаил Сергеевич, как вы стали биологом-ботаником? Чем вас привлекает мир растений?

— Мои родители – геологи, и в детстве я часто ездил с ними в экспедиции, где был окружен всевозможными растениями. Кроме того, у моей бабушки, которая жила в деревне прямо на берегу Байкала, всегда был хороший цветник, она знала много лекарственных растений, и активно их использовала. Словом, я с детства приобщился к миру растений, и он меня увлекал своим потрясающим многообразием.

В университете на кафедре ботаники я сначала занимался лишайниками Бакчарского болота, выезжал туда в экспедиции, собирал их. Потом сменил тему и начал выполнять дипломную работу по кедровому стланику под руководством известного томского селекционера Сергея Николаевича Горошкевича в Институте мониторинга климатических и экологических систем СО РАН. Затем поступил в аспирантуру и для кандидатской диссертации выбрал очень интересную тему, которой занимаюсь до сих пор: «ведьмины мётлы» мутационного типа. Это особые образования в кроне деревьев, которые возникают из-за мутации почек.

— Откуда такое мистическое название – «ведьмины мётла»?

— Этот термин пришел из средневековья. В то время так называли любое аномальное разрастание ветвей деревьев. Считалось, что причиной этого являются колдовские силы. Сейчас уже известно, что интенсивное ветвление может происходить из-за заражения растения каким-либо патогенным грибом или вирусом. Либо из-за мутации, в результате чего боковых почек на ветке образуется в несколько раз больше, чем обычно.

Мутационные «ведьмины мётлы» могут формироваться на всех хвойных породах. Однако в природе они встречаются довольно редко: выезжая в экспедицию, мы порой ни один день проводим в поисках дерева с подобным образованием. Хотя есть места, где мутации встречаются чаще. Например, многоветвящиеся фрагменты нередко появляются в кронах деревьев, растущих вдоль трасс – вероятно, из-за воздействия выхлопных газов.

— Понятно, что в природе «ведьмины мётла» — это болезнь или уродство. А какой интерес они представляют для вас как для ученого?

— Это очень интересный материал для получения новых сортов хвойных деревьев, сильно отличающихся от материнских. Допустим, если в природе сосна или кедр – это могучее высокое дерево, то на основе мутантных форм можно получить карликовые и очень декоративные сорта, пригодные для ландшафтного дизайна. Сейчас в Томске на ул. Красноармейской высажены лиственницы, которые периодически стригут в форме шара. А вот сорта, полученные на основе «ведьминых мётел», будут изначально иметь такую форму.

Я ежегодно езжу в экспедиции по разным регионам Сибири, нахожу в природе «ведьмины мётлы», собираю черенки и в Томске их прививаю. А затем смотрю, какие из них перспективны для получения новых декоративных сортов и внедрения их в озеленение. В прошлом году на Алтае мы нашли мутацию, которая не только интенсивно ветвится, но еще имеет очень интересные побеги – зигзагообразные. Мы сделали прививки, они хорошо прижились. Надеемся, получится новый сорт с нестандартной формой побегов.

В моей коллекции, которую я формирую в Ботсаду, уже несколько десятков новых сортов на основе «ведьминых мётел»: и сосны, и пихты, и ели, и кедра. Невысокие, медленнорастущие деревца с пышной кроной и необычной хвоей.

— Есть ли такие растения, к которым вы относитесь не как к объекту научного интереса, а просто любите их? Растения для души?

— Из оранжерейных растений меня интересуют азалии. Сейчас начинается период их обильного цветения, который можно сравнить с сезоном цветения сакуры в Японии. В стране восходящего солнца азалия является символом женственности, нежности, женской красоты. У японцев даже существует поверье: любование этими прекрасными цветами улучшает зрение.

В Японии издревле выращивали азалии возле храмов, эта страна является родиной многих интересных сортов. В коллекции Ботсада, которая насчитывает около ста сортов, немало азалий японской селекции, отличающихся необычной окраской и формой цветков. Мне, например, нравится сорт с поэтичным названием «Снег в лучах заката». Это миниатюрные белые цветки с легким розовым оттенком…

Я тоже занимаюсь селекцией этих декоративных кустарников. В этом году зацветут первые гибридные сеянцы азалий, которые мы с коллегами получили два года назад. Они будут иметь неординарную форму и окраску цветов, а главное, будут дольше цвести в оранжереях и комнатных условиях даже при повышенной температуре. Их также можно будет использовать в интерьерном озеленении помещений.

— А коллекция экзотических растений тоже пополняется? Какие любопытные экземпляры есть в ботсаду?

— В основном коллекционный фонд ботсада пополняется за счет интенсивного обмена семенным материалом с другими ботаническими садами России и зарубежья. К примеру, коллекция оранжерейных растений насчитывает сейчас 4 тысячи видов и сортов, это очень богатое собрание.

Если говорить о предпочтениях среди экзотов, то меня очень интересуют эпифиты – это группа тропических и субтропических растений, которые селятся на стволах деревьев. При этом они не являются паразитарными, они используют другие растения только как опору для себя. В тропических и субтропических лесах влаги в воздухе настолько много, что растениям нет необходимости быть в земле, чтобы впитывать ее.

В качестве примера можно привести атмосферные бромелиевые – в нашей коллекции их много видов. Эти растения удивительны тем, что воду пьют не с помощью своих корней, а за счет листьев – они покрыты мельчайшими гигроскопическими чешуйками, которые впитывают влагу, когда она попадает на их поверхность. Бромелиевые – очень декоративные цветы, их видовое разнообразие поражает воображение. А одно из самых узнаваемых растений этого семейства – ананас, но в отличие от других своих родственников он растёт в земле.

Эпифитами являются и очень многие орхидеи, которые в природе растут на стволах деревьев. Например, одна из самых популярных в комнатном цветоводстве – орхидея фаленопсис. Дома ее лучше выращивать в прозрачных горшках, потому что у нее даже корни зеленые – в них образуется хлорофилл, который у обычных растений синтезируется в листьях.

— Сейчас многие увлекаются орхидеями. А существует ли мода на определенные растения, находит ли она отражение в коллекциях ботсада?

— Действительно, когда-то в моде были фиалки, все увлекались их выращиванием. Сейчас орхидеи… Ботсад при формировании экспозиции учитывает модные тенденции и запросы общества. Например, мы создаем и периодически обновляем коллекцию орхидей. Есть мода и на гибискусы, поэтому в позапрошлом году мы закупили большую коллекцию этих растений, и они радовали своим цветением посетителей. У нас около 50 сортов гиппеаструмов – луковичных растений с крупными яркими цветками, которые тоже сейчас пользуются популярностью у цветоводов.

Модные веяния мы учитываем прежде всего при формировании коллекций открытого грунта. В оранжерее большинство многолетних растений замене или перемещению не подлежат. Исключение составляют растения, выращиваемые в кадках или горшках. В зависимости от их сезонной декоративности, мы переставляем их ближе к экскурсионным дорожкам. Поэтому в разные сезоны ботсад выглядит по-разному…

— В московском «Аптекарском огороде» помимо демонстрации растений проводятся художественные выставки и концерты. В столице этот филиал ботсада МГУ стал одним из самых модных мест. А томский ботсад как-то планирует удивлять посетителей?

— Мы уже этим занимаемся. Осенью к Хэллоуину приурочили акцию «Ночь никтогилофобии» — есть такая боязнь темного леса. Экскурсии в оранжереях проводили поздно вечером практически при отсутствии освещения. Посетители получили порцию острых ощущений. Надеемся, эта придуманная нами акция пойдет и по другим ботаническим садам. Также планируем проводить мастер-классы по рисованию, флористике, созданию хенд-мейд открыток с аппликациями из растений и многое другое.

Стоит отметить, что инфраструктура ботсада планировалась в советское время, и тогда массовое посещение оранжерей не было предусмотрено. Поэтому у нас узкие дорожки, из-за чего сложно работать с группой. Нет просторной площадки, где можно было бы организовать мастер-класс или выступление музыкальной группы. Все это накладывает определенные ограничения. Тем не менее, сейчас мы стараемся больше работать с населением, чтобы пробудить у людей интерес к миру растений, привить им экологическое сознание.

И речь не только об экскурсиях. Сотрудники ботсада в рамках программы «Открытый университет» проводят для всех желающих бесплатные лекции и мастер-классы по цветоводству и овощеводству. В фойе время от времени мы организуем различные выставки. Сейчас, например, представлена удивительная коллекция тропических плодов и семян, с 5 по 7 апреля будет работать бесплатная выставка кактусов. Позже откроется экспозиция почтовых марок с изображением растений со всех уголков мира.

— Замечаете ли вы всплеск интереса к ботсаду? Как вы думаете, с чем он связан?

— Да, динамика посещения ботсада растет год от года. Отчасти благодаря тому, что мы стараемся быть более открытыми для томичей и гостей города, активно занимаемся экскурсионной деятельностью, придумываем нестандартные форматы работы с населением.

Однако динамика посещения во многом зависит от сезона года. Пик интереса к ботсаду приходится на декабрь, когда идет массовое цветение орхидей, и весной, когда распускаются азалии. В Сибири практически полгода лежит снег, и люди устают от этой однообразной белизны, им хочется зелени, радости, цветения, большего единения с природой, любования цветами. Но как только появляются трава и листва на деревьях, происходит спад посещаемости – летом у нас минимальное количество экскурсий. А осенью, когда устанавливается снежный покров, интерес к ботсаду вновь возрастает.

— Как люди относятся к растениям во время экскурсий? Не бывает такого, что сорвали цветок и бросили?

— Большинство посетителей относятся к растениям трепетно и бережно. В ботсад они приходят получить новые впечатления, у них нет злого умысла. Но бывает, что люди вырывают или выкапывают цветы, не задумываясь о том, что эти растения были получены благодаря искусственному опылению, что за ними ведутся научные наблюдения, от них ждут семена или побеги для дальнейшего размножения. Таких людей немного, но определенный вред они причиняют. Мы относимся к этому философски…

К счастью, есть и такие, кто готов потратить свое время и силы, чтобы сделать ботсад лучше. Осенью мы запустили волонтерское движение. Что интересно, волонтерами становятся не только студенты томских вузов, но и жители города: мамы с детьми, бабушки с внуками, которые совершенно бескорыстно выполняют посильную работу. Они помогают ухаживать за растениями – пересаживают, подкармливают удобрениями, моют их, собирают опавшую листву, составляют землесмеси. Для них это форма досуга, а для нас – большая помощь.

Рубрика: #Общество_Томск@tomskvkurse #Новости_Томск@tomskvkurse
Источник: tvtomsk.ru



Советуем посмотреть: