«Сибиряки вольные и невольные»: когда вся деревня гуляла


блаббла

«Сибиряки вольные и невольные»: когда вся деревня гуляла

Совместный проект ГТРК «Томск» и Томского областного краеведческого музея «Сибиряки вольные и невольные» продолжает история деревни Уптала, где полвека назад самым большим праздником здесь были выборы: «Вся деревня гуляла». 

Мы представляем вашему вниманию интервью Лидии Викторовны Корякиной (потомок переселенцев из Тамбовской губернии). Лидия Викторовна Корякина, родилась 1960 г.,6 сентября в деревне Покровка Томского района. Через два года семья переехала в  д. Уптала. Более полувека  тому назад, маленькая девочка Лида бегала босиком  по двум улочкам большой (по тем временам) и красивой деревни. Детская память ярко и живо рисует образы жизни и быта уже исчезнувшей деревни.

Ваша бабушка приехала в Сибирь в 1933 году без мужа, но с ребенком. Раскулаченных в семье не упоминали?

Нет, семья была бедной, вот от бедности и подались в бега! Семья была большая, поселились не в одном месте. Константин  в Новосибирске. Он потом стал милиционером – надо было выживать, паек. Васёна – это сестра, жила под Новосибирском с братом. Давыд. Это по- еврейски – Давид, а по-белорусски – Давыд. Он жил в Лаврово.

Яков – в Упталу поехал. Мария — она приехала с дочкой к брату. Была еще Вера – она осталась в Белоруссии. Она была старше других и к переезду уже вышла замуж.

Жили-то всяко. Васёна вот приезжала во время войны – тоже, детей много, просила сестру хоть чем ей помочь. Та сняла со стены какой-то коврик, та юбку сшила, и была рада. Вот как жили. Я потом пыталась найти. В Архиве (ГАТО) вынесли огромный список, так вот я среди деревень, принимающих переселенцев, нашла Лаврово. А вот Покровку, Чичаг, Упталу, Каменку – не встретила….

Деревня Уптала была очень большой и красивой. Все, кто приезжал, говорили, что деревня красивая, как никакая другая.

Много было улиц?

Две. Был пруд – запруду сделали и расширили русло реки, получился пруд. По обе стороны пруда были улицы, на каждой – примерно 15 домов. За домами шли огороды, если брать левую (от питающей пруд реки) сторону, то за домами шли поля, за полями лес. Лес был лиственный. И земля в Уптале была черная. Единственное место, которое отличалось от окрестных – кладбище. Оно находилось левее запруды. Там был песок и сосны, не знаю, почему так. На левой стороне деревни, ближе к кладбищу, находился единственный магазин. В нем продавалось все: мука (хлеб все в деревне пекли сами, но муку привозили, а хлеб не возили вообще), печенья, конфеты, соль всякая, крупа, промтовары. На обеих улицах было по колодцу. Справа от пруда были зерносушилка (почти у самой реки, если идти по улице в сторону запруды — клуб, далее – начальная школа. За деревней, справа от запруды, был колхозный двор, на нем были и лошади, и трактора. Мимо колхозного двора шла дорога в деревню. Слева от этой дороги были поля и лес (у деревни), а справа – только поля. В деревне имелась ферма, на которую свозили с окрестных деревень молодняк. Его выкармливали, потом приходили скотовозки «Колхиды» и бычков увозили на мясо. На полях растили пшеницу, овес, кукурузу на силос, так как в деревне был скотный двор.

Какую скотину вы держали?

Держали скотины очень много. Корова, бычок, теленок. Овец штук 10, свиньи. Была птица: куры и утки, которые плавали в пруду. Вообще, деревня была сбродная, с разных мест люди жили, но все были работящие, не было ни тунеядцев, ни алкашей. Сумка пахла новыми игрушками

Какие дела поручались детям? Как их приучали к труду?

Ой, об этом даже спрашивать не надо! С 6-7 лет тяпали картошку. Мама уйдет, бабушка: «Девчонки, картошку полоть!» Утка с утятами уйдет на пруд, долго не идет: «Девчонки, утка застряла». Бежим. На покос, на зерносушилку бегали.

А в свободное время дети чем занимались?

Играли. В мячик (покупали в городе) Куколки были (набитые опилками, с пластиковыми головами). Помню, я просила большую куклу. Бабушка мне сделала ее из телогрейки. Рук у нее не было, была голова, лицо завязано тряпкой и нарисовано. Мне она нравилась. Родители приезжали из города, привозили игрушки. Сумка пахла новыми игрушками. Мы радовались пирамидкам с колечками.

Много детей было?

Ну вот моего возраста – человек 20.

А в классе сколько было?

В моем? Человек 7.

Ребята постарше учились в Сеченово. Там всего было 5 километров от Упталы. В теплое время ходили, зимой жили там. В мое время там был построен интернат.

Что Ели?

В основном на картошке. Суп, жареная, товча (бабушка так говорила, белоруска) Значит – толчонка, пюре.

Школу расформировали, деревня стала разбегаться.

Какие праздники были в деревне?

Самый большой – выборы. Вся деревня гуляла. Выбирали депутатом всегда учительницу, она и меня учила. Анастасия Павловна Анисимова. Ездили в Сеченово. Запрягали лошадей, бубенцы, ленты. Взрослые уезжали, а мы ездили.

Помню, что ездили фотографы. Приехал фотограф, мне говорят: «Фотограф приехал, пойдем». А я слова напугалась, залезла под кровать и так меня оттуда не выманили, поэтому сестра на фотографии без меня. Вот сказали бы просто «Праздник», нарядили там… Вот эта фотография.

Интервью Назаренко Татьяна Юрьевна

Фото: сибиряки.онлайн

Полностью текст можно прочитать здесь.

Автор проекта — Андрей Ефремов.

Добавим, что послушать о «Сибиряках вольных и невольных» можно на «Радио России» и радио «Маяк». Также есть возможность опубликовать свои семейные истории на сайте проекта.

Читайте также:

«Товарищ Сталин жил у нас недолго»: воспоминания о ссыльном Джугашвили

Остров людоедов: Назинская трагедия в воспоминаниях

«Мы расстреляны»: Колпашевский яр – нераскрытая история

Рубрика: #Общество_Томск@tomskvkurse #Новости_Томск@tomskvkurse
Источник: tvtomsk.ru



Советуем посмотреть:

Пока нет комментариев

  • Здравствуйте, guest
  • Выход
  • Авторизоваться