«Загробная» тайна


блаббла

«Загробная» тайна

Нашу рубрику «Вперед в прошлое» продолжает очередной материал журналиста и историка Владислава Пирогова, посвященный интересным местам, фактам и людям, оставившим след в истории Томской области.

В конце сентября регион облетела необычная новость. На одном из ключевых объектов, заводе разделения изотопов СХК, при уборке территории нашли гранитный камень весом в 350 килограммов. Его решили расчистить, и обнаружилось, что это надгробие, датированное 1912-м годом. Напомним, СХК строился в середине прошлого века. Исследование камня и его истории показало, что вопрос, как он попал на площадку СХК, — далеко не единственный. 

Камень был доставлен сначала в музей истории СХК, затем во двор городского музея Северска, где и находится до сих пор. Планируется перевезти его в Томский краеведческий музей. Надпись на камне гласит, что под ним была похоронена некая Акилина Харитонова, которая умерла 6 декабря 1912 года в возрасте 74-х лет. После недолгих исследований томичам и северчанам стало известно, что покойная была томской купчихой мещанского происхождения, имела магазин женской одежды на Почтамтской, 17, (ныне проспект Ленина, дом не сохранился) и мастерскую дамских шляпок. Занималась благотворительностью. Вот, пожалуй, и все, даже не были известны дата рождения и место захоронения. Не на территории же будущего завода женщина была похоронена. Неподалеку от него были только деревни, из которых потом и вырос Северск. А вот томские городские кладбища от этих деревень находились далеко.   

Желание ответить на этот вопрос подстегнуло краеведов и  журналистов. И первый пункт, куда, пожалуй, стоит идти, чтобы удовлетворить это желание, — Государственный архив Томской области. Туда и отправилась краевед-любитель из Томска Юлия Бертисова.

«Я считаю, что мы живы, пока мы помним. Поэтому, когда уходит человек, уходит дом, они исчезают. Так быть не должно», — объясняет Юлия свой интерес к истории с надгробием.

Перед походом в архив краевед уже собрала обширный материал об Акилине Харитоновой, доступный в интернете. Среди материала можно найти объявления магазинов предпринимательницы, записи в метрической книге о ее кончине, а также некролог в газете «Сибирская жизнь». Вместе с архивными документами документы помогли восстановить картину жизни и смерти таинственной купчихи.

Родилась Акилина не в Томске, а в Екатеринбурге примерно в 1840 году, там вышла замуж за некоего мещанина, но позже овдовела и более замуж не выходила. Детей у нее, во всяком случае — официально, не было. В 1860-е Харитонова приезжает в Томск и покупает два деревянных дома. Один на Черепичной улице (ныне улица Кузнецова), а другой — на Почтамтской. Сопоставление старинных карт, а также документов, связанных с Акилиной Григорьевной, с современными картами, позволяют предположить, что это был дом напротив Главпочтамта и рядом с нынешним 7-м корпусом ТГУ.

Дом на Почтамтской стоил целых 13 тысяч рублей. Сейчас это смешная сумма, а тогда было целым состоянием. Часть помещений в этих домах Акилина Григорьевна отвела под сдачу в аренду, а в других помещениях открыла магазины. Документы пишут, что не только шляпками и платьями была богата Харитонова — были у нее кожевенные и приисковые предприятия. Но, судя по тому, что об этом написано только в одном найденном документе, она их продала. Или скрывала. Тем не менее, официальные доходы были приличные — около 40 тысяч рублей. И тут документы подкинули вопрос: почему в одних источниках Харитонова сама заявляет, что ее предприятия были открыты в 1860-е, а в других — что в 70-е. Может, речь и идет о разных фирмах, пока непонятно.

Еще одна загадка в том, почему она оставила так мало информации о себе. Ведь, как выяснилось из документов, хранящихся в архиве, она имела довольно высокое положение в обществе к началу XX века. Даже состояла в Красном кресте. Но почему ее забыли спустя короткое время?

В 1905 году Акилина Харитонова подает заявку на предоставление ей свидетельства о принадлежности ко 2-й купеческой гильдии. Документ крайне скупой по содержанию. Из него известно, что в год первой революции ей было 64 года, она православная, детей не имеет. Внизу — подпись. Не то купчихи, не то представителя. И все бы ничего, если бы не одно «но» — как могло Харитоновой через семь лет исполниться 74 года?

Еще один документ сообщает, что Акилина Григорьевна составила в 1909 году завещание. В нем она просит расплатиться наследников по ее долгам, а также выплатить жалованье слугам и работникам. Так, ее кучер Иван Вегуляров вместе с женой должны были получить по 75 рублей. А вот квартирантам ее отводилось в пользование ранее арендуемое жилье. Однако большая доля наследства завещалась некой купеческой жене Александре Березицкой. Была ли она родственницей Харитоновой — пока неизвестно.
Однако Акилина Григорьевна не умерла в 1909 году. Случилось это несколькими годами позже. Записи о ее кончине есть в нескольких источниках, все они имеют право на достоверность. Но загадок от этого только прибавилось.

«Встает вопрос о дате смерти Акилины Харитоновой, — рассказывает Юлия Бертисова. — Как известно, на камне указан 1912 год, а запись о смерти в метрической книге и некролог указывают нам другой год — 1911-й».

 

Эти же документы подсказывают и место отпевания, а также захоронения. Ритуал был совершен в Благовещенской церкви, которая находилась на территории нынешней площади Батенькова. А погребли тело купчихи в другом ныне несуществующем месте — на Вознесенском кладбище. Хотя пользователи интернета и некоторые СМИ по косвенным данным «похоронили» Харитонову в районе переулка 1905 года, это не так. Как б то ни было, могилы ее не сохранилось. А теперь к самому интересному.

Вознесенское кладбище появилось в середине XVII века. На нем, как можно догадаться, хоронили основателей и первых жителей Томска. К началу XX века оно имело части для представителей различных ветвей христианства. И уже тогда дума рассматривала вопрос о закрытии кладбища в связи с тем, что оно было переполненным. Однако официально его закрыли только 19 августа 1928 года.

«Позже, несмотря на то, что кладбище официально больше не действовало, хоронить здесь усопших жители Томска продолжали.., — пишет историк Екатерина Красильникова. —  Ежегодно от одного до шести объявлений о похоронах на этом закрытом кладбище фиксировала пресса на протяжении всего третьего десятилетия ХХ века. Видимо, за отдельную плату можно было «подхоронить» усопшего к семейному некрополю».

Сейчас годом, когда кладбище прекратило свое существование, считается 1939-й. Спустя 12 лет, в 1951-м, его решили сровнять с землей. Это было связано с постройкой завода «Сибкабель». Поэтому теперь границы кладбища многие отмечают по территории завода. Историки фиксируют, что после революции некрополи царского времени нещадно разграблялись. Особенно страдали захоронения состоятельных граждан. Неудивительно, что ходят слухи о том, что до 90-х годов прошлого столетия станки стояли на надгробиях с Вознесенского кладбища. Может, что-то было реквизировано и для северской стройки? Ведь недаром завод разделения изотопов открыт в 1953 году, а на камне с могилы Акилины Харитоновой имеется хорошо заметный слой ржавчины. Вероятно, и на нем стоял большой металлический предмет, немного деформировавший углы надгробия.

Но не все в этой гипотезе гладко. На боковой части камня неаккуратно выбито… еще одно имя! «Киштык Ф.М.» — подписал кто-то. А чуть ниже — еле заметная цифра «2». И тут на помощь приходит еще один исторический факт. Часть надгробий царского периода со сбитыми именами захороненных использовалась «по второму кругу» на советских могилах. И если это не чья-то шутка строителей комбината, то, вероятно, под этим камнем должен был лежать некто по фамилии Киштык. Но затем камень был изъят на нужды атомной промышленности?

Насчет дат и их несовпадения на надгробии и в письменных документах. Из некролога известно, что о смерти Харитоновой сообщили ее племянники. Видимо, и надгробие заказывали они. Возможно, тетушку они знали не очень хорошо, иначе не допустили бы столь очевидную ошибку на надгробии. Это лишь догадка, ведь мы не знаем истинного хода событий почти столетней давности. Кстати, ошибка появляется и в официальных бумагах. Сразу после смерти Акилина превращается в Акулину. Так или иначе, загадку, которой чуть больше ста лет, разгадать уже почти невозможно. Требуются большая удача и годы целенаправленного поиска на то, чтобы все точки встали над i. Кстати, дом на Почтамтской, 17, который купила Харитонова, соседствовал  с домом Степана Сосулина, в честь которого названа Степановка. Сейчас в доме Сосулина располагается журфак ТГУ, а дом Акилины Григорьевны канул в лету в самом начале 2000-х. Уходят люди, уходят дома. Что остается?

Владислав Пирогов

Рубрика: #Новости_Томск@tomskvkurse
Источник: Томск ру



Советуем посмотреть:

Пока нет комментариев

  • Здравствуйте, guest
  • Выход
  • Авторизоваться